Понедельник, 09 Январь 2017 00:00

Лучший бомбардир киевского «Динамо» 1949 года Виктор Жилин.

Интервью 10.01.2003

Вчера заслуженный тренер Украины отметил свое 80-летие

Жилин из тех специалистов, которые не особо жалуют журналистов. Видимо, есть на то причины. Но он оказался прекрасным собеседником. Эрудированный, с крепкой памятью, в общем, просто находка для журналистов, пишущих на футбольную тематику. Виктор Степанович, вчера отпраздновавший свое 80-летие, в нашем футболе -- явление уникальное. Начав свой путь в спорте в далекое предвоенное время, он до сих пор активно работает, а еще два года назад выходил на тренировки с бородянской командой первой лиги «Система-Борекс». Ныне Жилин -- вице-президент этого клуба. В жизни его было немало интересного, но и поучительного, как считает юбиляр, не меньше.

«После одного из проигрышей «Крылышкам» Лермана, Дашкова, Виньковатова и меня… сослали на гауптвахту»

-- Виктор Степанович, об истоках ваших известно немногое. Была ли у вас какая-то мальчишеская мечта?

-- Мечта моя всегда была связана с футболом. Родом я из Таганрога. Отец -- военный, был тяжело ранен в Первую мировую, мама -- врач, умерла она при моем рождении. Отец, очень переживавший ее смерть, уехал в Донбасс, а я остался на попечении бабушки моей, Матрены Лукьяновны. Большого выбора тогда не было, поэтому, как и соседские мальчишки, увлекся футболом. Когда кое-какие приемы у меня стали получаться, был принят в спортивную школу «Крылья Советов» при местном авиазаводе. Потом -- война, жизнь в оккупированном Таганроге.

Серьезно продолжил заниматься футболом после Победы, с 1945-го. Многого у нас не было, а вот игра, берущая за душу, -- была. Ажиотаж вокруг футбола был неимоверный. Чуть ли не каждый город считал свою команду самой сильной, лишь по какому-то недоразумению не ставшей пока первой в стране. Во время прохождения воинской службы я дебютировал в воронежском «Динамо». Генерал, начальник областной милиции, был большой болельщик. Осенью 46-го поехали мы в Москву на матч первенства России. Сразу после игры вышли на тренировку футболисты киевского «Динамо», которые готовились к поединку с московскими одноклубниками. Ко мне подошли тренеры украинского клуба Михаил Бутусов и Константин Щегодский -- знаменитые на всю страну форварды довоенного времени, игроки сборной СССР. «Хочешь в Киеве играть?» -- спрашивают. Я обрадовался: «Кто же не хочет играть в такой сильной команде?!» Из Воронежа я поехал сразу в Одессу, на тренировочный сбор киевского «Динамо». Познакомился с одноклубниками, стал входить в курс дела.

-- В составе киевского клуба играло тогда немало известных игроков. Но и среди них звездой был легендарный Пека -- Петр Дементьев…

-- Появился он в составе «Динамо» по приглашению Бутусова, оба ведь -- ленинградцы. Кстати, действовали мы в связке на правом фланге: Дементьев играл инсайдом, а я -- крайним нападающим. За время наших совместных выступлений старался многое перенять, он ведь был не только лучшим «технарем» страны, но и непревзойденным футбольным стратегом, прекрасно ориентировался в любой игровой ситуации. Петру Трофимовичу (так уважительно называли Дементьева в команде) дозволялось творить на поле все, что ему заблагорассудится. Найдет, бывало, место посвободней и идет с мячом на защитника, совершая обманные движения влево-вправо, -- тот, понятно, ему в такт «пляшет». А Дементьев прикроет мяч корпусом да и рванется резко в сторону, а соперник, который мяча не видит, что есть духу -- за Пекой… А мяч-то на месте остался! Дементьев резко разворачивается, подбирает «шарик», и -- путь к воротам открыт. Цирк на поле! Десятки тысяч болельщиков просто со смеху падают! Через пару минут Дементьев мог повторить свой «иллюзион» снова, в репертуаре у него была уйма всяких штучек. Но забавлял он стадион не просто так, а всегда с пользой для команды. Великий был игрок!

Пека был мастером по розыгрышам не только на футбольном поле. Как-то перед началом матча он, воспользовавшись отсутствием персонала в санчасти, переоделся врачом, вышел на территорию стадиона и позвал двух стражей порядка, несших там службу: «Товарищи, угроза эпидемии! Всем милиционерам приказано срочно пройти медицинское обследование!» В санчасти он попросил их раздеться, уложил на кушетки и попросил пару минут подождать. А сам снял медицинский халат, нашел дежурного офицера и обратился к нему: «Пока вы здесь несете службу, некоторые ваши несознательные коллеги прохлаждаются в санчасти!» Картину, которая ждала подоспевший наряд, можно себе представить, как и реакцию на нее!

-- С какими клубами были у киевского «Динамо» самые принципиальные отношения?

-- В каждом поединке приходилось выкладываться полностью, ведь в высшей лиге, состоявшей всего из 11-14 команд, все соперники были очень сильными. Интересно, хотя и тяжело, было соперничать с ЦДКА, московским «Динамо», где выступали по-настоящему яркие личности. В «команде лейтенантов» играли Бобров, Демин, Николаев, Федотов, Гринин, их игру в атаке тогда предугадать было невозможно. Одновременно выступая в одной команде, каждый из них забил более 100 голов в чемпионатах Советского Союза. Уникальный случай, который может никогда не повториться!

Отношения с московским «Динамо» были более лояльными, ведь наши команды принадлежали к одному спортивному обществу… Но в 48-м вышло так, что мы помогли армейцам победить в первенстве, отобрав одно очко у «Динамо». Зато «исправились» в следующем сезоне, сенсационно обыграв непобедимый ЦДКА со счетом 3:2, и не где-нибудь, а в Златоглавой! Чемпионами СССР после этого стали динамовцы Москвы.

А труднее всего нам было играть с куйбышевскими «Крыльями Советов», прославившимися своей «бетонной» обороной, «волжской защелкой». После одной из игр с «Крылышками», где и нам не удалось добиться победы, четырех человек -- Лермана, Дашкова, Виньковатова и меня… сослали на гауптвахту. Сразу после этого был поединок с командой Василия Сталина -- ВВС. Сын «отца народов» тогда лично приехал на игру, посетив перед поединком первого секретаря КПУ Никиту Хрущева, и похвалился: «Мои летчики от вашего «Динамо» сегодня камня на камне не оставят!» Слухи об этом дошли и до нас… Знаете, наказание гауптвахтой подействовало! Мы разгромили ВВС со счетом 5:1. Хорошо помню, что болельщики, от которых ничего никогда не скроешь, кричали нам с трибун: «Молодцы, ребята! На «губе» отдыхайте теперь перед каждой игрой!»

«Динамовский тренер Олег Ошенков считал, что травмированные футболисты -- отработанный материал»

-- Какой из ваших голов запомнился больше всего?

-- Вообще-то любому игроку дорог каждый гол. Думаю, самый красивый я забил тбилисскому «Динамо»: после длинной передачи с фланга удалось с лету, как говорят футболисты, «снять паутину». Гол -- одно короткое мгновение, а воспоминание о нем может жить в тебе всю жизнь.

-- Как сложилась ваша дальнейшая карьера?

-- В Ереване в 1950-м году я получил тяжелую травму, не играл более полугода. Думали, что я уже не смогу возвратиться в футбол, предлагали сменить профессию или, по крайней мере, команду. Поехал в Одессу лечиться. Принимал грязи, разные процедуры и -- очухался, стал чувствовать себя гораздо лучше. Там же, в Одессе, на турнире профсоюзных команд я познакомился с Юрием Войновым, с другими известными людьми. В итоге меня пригласили сразу в две команды высшей лиги -- «Зенит» и московское «Торпедо». Я дал согласие Владимиру Мошкаркину, торпедовскому тренеру, на переезд в столицу. Поехал, посмотрел квартиру, получил подъемные.

Но неожиданно дело приобрело крутой оборот. Я в то время работал в ОТК на киевском заводе «Арсенал», предприятии оборонного ведомства. Так вот, директор завода сообщил, что меня вызывает в Москву заместитель министра оборонной промышленности. Оформили мне командировку, взяли билеты. Как я и предполагал, разговор касался перехода в ленинградский клуб. Я не давал согласия на переход в «Зенит». Объяснил, что уже подписал бумаги. На следующий день приходит приглашение на прием к министру «оборонки». Вижу, дело серьезнее, чем я мог себе представить… Шутка ли -- сталинские времена! Захожу в кабинет. Министр -- маленький такой, лысый, подвижный, резкий, в выражениях не стесняется. На столе -- телефоны прямой правительственной связи… «Да ты что, — говорит, -- не хочешь в город Ленина ехать, колыбель нашей революции?!»

Когда я попытался оправдываться, министр прошипел, глядя мне прямо в глаза: «Ты хоть понимаешь, что я с тобой могу сделать?.. У нас на севере есть такие подземные заводы, с которых не возвращаются. О тебе, друг мой, навек забудут! Если сейчас не дашь согласие на переход в «Зенит», я сейчас же, на твоих глазах подписываю приказ, и ты едешь… Гораздо дальше Ленинграда!» Пришлось подчиниться…

«Зенит» был крепкой командой, в свое время ленинградцы взяли Кубок страны. Кроме лучшего на то время вратаря страны Леонида Иванова, было там немало и других сильных игроков. Пошла игра и у меня. А киевлян в этот год только что возглавил Олег Ошенков, с ним команда ожила. Появился в составе Голубев, который «убил» меня в ленинградском матче. Однако случилось так, что именно мой гол позволил обыграть динамовцев. В Киеве нам удалось устоять, и «Зенит» оказался на ступеньку выше в турнирной таблице.

-- И вы снова вернулись в динамовский клуб…

-- Это возвращение очень меня обрадовало. Было радостное ощущение своей команды -- оно знакомо каждому игроку, Да и супруга моя, Мария Николаевна, работала в Киеве, в органах, поэтому поменять свою работу не могла. Но радость оказалась недолгой: после возвращения удалось отыграть только первый круг, и снова травма! Так и проходил на костылях до конца чемпионата… Ошенков, видимо, посчитал, что все иное, кроме турнирных целей, к делу не относится, а те, кто попадал на длительное время в лазарет, -- отработанный материал…

Игроки «Локомотива» жили в… обычном купейном вагоне»

-- Но ваша профессиональная тренерская карьера с 1958 года связана с Винницей.

-- Воспоминания об этом городе самые теплые, ведь там началась моя карьера тренера. Инициатором создания «Локомотива» был знаменитый стахановец, а тогда -- начальник Юго-Западной железной дороги Петр Кривонос. Пришлось просмотреть абсолютно все киевские команды, ведь в каждой из них были очень перспективные ребята. Предполагалось, что «Локомотив» будет представлять столицу Украины, но федерация не дала согласия на киевскую прописку этого коллектива, поскольку столицу Украины представляли в чемпионате СССР уже несколько команд мастеров. Посчитали, что для Киева этого достаточно.

Федерация давала «добро» на участие новой команды в первенстве Советского Союза при условии, что «место дислокации» будет изменено. Выбор пал на Винницу. В первый состав «Локомотива» вошли молодые и техничные игроки не старше 20 лет. Знаете, какие люди играли в той команде? Валя Трояновский, Толик Александров, Женя Снитко, Миша Петров, Боря Липский, Толик Молотай, Витя Юн Чень-ян, Женя Котельников. Чуть позже пришли Шинкаренко, Гарик Балакин, Крощенко, Востров… Было с кем работать! О той команде вспоминают до сих пор…

-- А как в бытовом плане? Трудностей наверняка хватало…

-- Сплошная романтика! Знаете, с названием мы попали в точку: «Локомотив» полностью соответствовал своему железнодорожному названию. Игроки жили в… обычном купейном вагоне -- и жилье, и средство передвижения одновременно. Дом на колесах в буквальном смысле. Доставив своих «постояльцев» в очередной город для проведения календарного матча, он с новым тепловозом через несколько часов увозил команду уже по новому футбольному маршруту. А ездили-то ведь по всему Советскому Союзу -- от Прибалтики до Дальнего Востока! В первом для себя чемпионате выступили успешно -- третье место, а соперники, между прочим, были более опытными и очень неуступчивыми.

-- Виктор Степанович, признайтесь, среди игроков любимчики у вас были?

-- Как же без них? Например, Толик Александров, ныне покойный… Болельщики звали его Мотороллер -- за матч мог такой километраж накрутить!.. А после игры -- ни намека на усталость! Настоящий капитан, заводила, все умел делать на поле. А Валя Трояновский, которого столько раз отправляли в киевское «Динамо» и назад принимали «на перевоспитание»? Все специалисты признавали, что по своим данным он должен играть в сборной Союза, однако не брали по причине, известной многим. В «Локомотив» он попал в 18 лет, но техникой превосходил всех. Когда-то левофланговая связка киевского «Динамо» Трояновский-Лобановский была образцом игрового взаимопонимания -- спиной чувствовали друг друга! А любимчиком для тренера может быть только тот, кто всего себя отдает игре. Команда имела свой почерк, и каждый из футболистов был кумиром определенной части болельщиков.

Конечно, нынешний футбол уже другой. После войны ведь многого не было, а вот футбол, берущий за душу, был. Никаких разговоров о деньгах, контрактах, премиальных. Знаете, как «спонсировались» победы? После первенства 1959 года игроки «Локомотива» были «вознаграждены» простенькими костюмами стоимостью в 400 рублей (40 рублей после денежной реформы. -- Авт. ). Правда, потом управление железной дороги выдало еще премию по 500 рублей.

«Перед поездкой в Швецию всем футболистам «Локомотива» закупили одинаковые костюмы и желтые туфли»

-- «Локомотив», как известно, оказался одной из немногих советских команд, которой было позволено заглянуть поверх «железного занавеса». Что за границей вас удивило более всего?

-- Этот выезд -- явление для того времени неординарное, первое наше знакомством с миром капитализма. Перед поездкой в Швецию команду основательно «просветили» в органах, в результате чего остались дома несколько человек, в том числе Витя Юнь Чен-ян, наш стержневой защитник. Чтобы не ударить в грязь лицом перед Европой, нам всем закупили перед поездкой одинаковые костюмы и желтые туфли. Впечатлений была уйма! Уровень жизни шведов был таким, что никому из нас и не снилось. Нам все обещали коммунизм -- так там он был уже давно, но, наверное, покруче! Жили в столице -- Стокгольме. Принимали нас очень тепло. В общем, все было похоже на сказку…

Тогда, в самый разгар шпиономании, вместо второго тренера нас повсюду сопровождал сотрудник посольства: «Товарищи, вы прибыли в страну с самым высоким уровнем жизни на планете. Прошу быть особенно бдительными, не исключены политические провокации. Помните, что вы -- представители Страны Советов. Находясь в магазинах, вещи не трогать, а если взяли, то их нужно обязательно купить».

После матчей встречались с простыми тружениками, которые все допытывались, какова же на самом деле жизнь в Советском Союзе. Пропаганда работала ведь в обе стороны. Так, например, во время знаменитого турне московского «Динамо» в Великобританию, тамошние газеты писали о том, что в футбол в СССР «играть рабочим иногда разрешается, но лишь ночью, после рабочей смены»…

-- Трудно было играть на шведской земле?

-- Наши футболисты, что называется, за явным преимуществом обыграли местные команды «Норчепинг», «Хальсберг», «Эскильстуна» и «Стокгольм» с общим счетом в четырех встречах 27:9! Игры вызвали большой интерес, особенно много народу было на матче с самой серьезной из четырех команд -- «Норчепингом», одним из лидеров чемпионата Швеции. Нам удалось выиграть -- 4:1. А команды -- так себе. Помню, игра с «Норчепингом» проходила в дождь, на беговых дорожках воды -- по щиколотку. А попробовали ребята на поле -- газон без единой лужицы! После игры в раздевалку пришли болельщики, что-то наперебой говорили, жали руки. Подошли к Боре Липскому, которому в той встрече удалось три мяча забить, и все восклицали: «Нордаль! Нордаль!» Наш переводчик объяснил: «Говорят, ваш Боб и внешне, и манерой игры -- вылитый футбольный кумир шведов!»

«Подобрать хороших игроков -- это еще не создать хорошую команду»

-- Что помогло вам в 1961-м году победить бразильцев?

-- Тот матч останется в истории «Локомотива» надолго. Выступления в СССР было в расписании мирового турне «Мадурейры», в ходе которого она победила национальные сборные нескольких стран. Первоначально Винница не входила в распорядок встреч бразильцев, но у них было «окно» перед встречей с киевским «Динамо», и кудесники мяча решили использовать это время для разведки боем. Перед игрой мы знали лишь то, что «Мадурейра» не похожа ни на одного из наших предыдущих соперников. Впервые увидели легендарных бразильцев одновременно со зрителями, переполнившими трибуны стадиона. Перед началом встречи, на разминке, я обратил внимание Толика Молотая и Жени Котельникова на удивительную технику, с которой «приручал» мяч их игрок Освальдо, великолепный мастер, выступавший в национальной сборной Бразилии вместе с Пеле, Вавой, Гарринчей и другими ярчайшими звездами мирового уровня. «Вживую» такого не видел никто из нас ни до, ни после бразильской премьеры: мяч перекатывался с ноги на спину, на грудь и обратно, как заведенный. Видя, как задерживается мяч на переносице Освальдо, подумалось, что этот форвард может просто «заносить» подобным образом голы в наши ворота! Однако постепенно волнение улеглось, и наоборот, появилось сильнейшее желание не уступить бразильцам, ощущение полной сосредоточенности. Наверное, в этом мы и превосходили «Мадурейру», сенсационно победив ее со счетом 4:2.

Вечером состоялся дружеский ужин, на котором бразильцы выразили искреннее удивление качеством игры «Локомотива» и признались, что недооценили нас. Ночью мы отбыли в Одессу на матч с «Черноморцем», а на обратном пути в поезде слушали всей командой радиорепортаж о матче «Мадурейры» с киевским «Динамо». Бразильцы сумели реабилитироваться, победив сильнейшую команду Союза того же 1961-го со счетом 2:1, и нельзя сказать, что такой итог как-то удивил тех, кто видел южноамериканцев в деле. Последующие игры «Мадурейры» с московским «Спартаком» и ленинградским «Зенитом» подтвердили высокое игровое искусство настоящих мастеров футбола. Таким образом, из советских клубов одолеть кудесников мяча во время их турне 1961 года в СССР удалось лишь футболистам винницкого «Локомотива»…

-- Каким, с вашей точки зрения, должен быть идеальный тренер?

-- Тренер -- это прежде всего обеспечение результата и нескончаемый труд, направленный на улучшение командной игры. Дамоклов меч висит над ним постоянно. Без досконального знания игры на этом поприще делать нечего. Плюс тонкое знание жизни, психологии. Нащупать дорожку к каждому игроку -- дело непростое. Здесь важно найти золотую середину: уважение не терпит фамильярности, нужно тонко чувствовать эту грань. Подобрать хороших игроков -- это, как известно, еще не создать хорошую команду. Когда речь идет о ярких индивидуальностях, всякое сравнение бессмысленно. Из тех, кто работал в киевском «Динамо», наибольший след, считаю, оставили Маслов и Лобановский. У обоих был характер не сахар, но эта их неповторимость и внушала уважение к ним не только игроков, но и функционеров. И Маслов и Лобановский способны были идти наперекор всему. Благодаря постоянным размышлениям и практическим экспериментам они ясно ощущали перспективу. Но недаром говорят, кому многое дадено, с того многое и спросится. Страдали они от своего «упрямства» жестоко, но всякий раз своим упорством в достижении цели заставляли футбольную фортуну поворачиваться лицом к киевской команде.

Станислав МИХРОВСКИЙ специально для «ФАКТОВ»

Последнее изменение Воскресенье, 08 Январь 2017 07:51

Поиск

Login Form