Суббота, 11 Март 2017 00:05

Грановский: «Когда Зотова и Мизина отправили домой, отказался идти в Спартак»

Интервью 29 апреля 2016 года.

В интервью Sport Arena Александр Грановский вспоминает об опыте игры за восемь украинских команд, Спартак Олега Романцева и сборную Украины Валерия Лобановского и о том, как этот опыт помогает ему воспитывать молодежь нынешнего Черноморца.

Сегодня Александр Грановский – тренер и помощник Александра Бабича в Черноморце. Те, кто мало знает Грановского, увидят в нем мало примечательного: обычный ассистент, преданный команде тренер, который во время матчей частенько старается докричаться до игроков с бровки вместо главного коуча.

На самом же деле в Грановском хранится опыт и воспоминания целой эпохи, растянувшейся от середины 90-х (когда еще жили такие клубы, как винницкая Нива и кременчугский Нефтехимик) до конца 2010-х (когда вместе с Грановским «закончил» и Кривбасс). И при этом тренеру Александру Анатольевичу есть что рассказать молодежи из Черноморца – он помнит славный дубль Моряков с такими футболистами, как Телесненко и Мусолитин, он «прыгал» из Кривбасса в Лигу чемпионов, испытал сравнение с Роберто Карлосом и застал в сборной Украине самого Лобановского.

«До работы в Черноморце времени не терял, набираясь опыта в Израиле»

— Зимой 2015-го вы стали работать в Премьер-лиге, войдя в тренерский штаб Черноморца. Какие первые впечатления от такой работы?

— Изначально было сложно пройти создание нового коллектива. Мы хотели построить команду из молодежи с вкраплением опытных исполнителей, которые играют свою роль в построении команды. Да, получилось воплотить не все задуманное: иногда не было желаемой отдачи, иногда — той помощи от бывалых игроков. Поэтому и возникали непредвиденные трудности, ведь на уровне Премьер-лиги пришлось выезжать исключительно на молодежи.

Что мне понравилось, так это желание ребят — у них буквально горели глаза. Это было видно по тому, как они работают и как они слушают нас. Но здесь есть еще один сложный момент — дать понимание, что мы можем помочь молодым футболистам, и что от них требуется только доверие и старание.

Александр Грановский, chernomorets.odessa.ua
Александр Грановский, chernomorets.odessa.ua

— Когда появилось предложение из родной Одессы, даже не сомневались? Другого варианта и быть не могло?

— На тот момент я был безработным, да и попросту не мог отказать своему родному клубу. Поэтому без сомнений принял приглашение, здесь и думать было нечего.

Ситуация с Николаевом зимой 2014 года немного выбила вас из колеи в плане тренерской работы? Насколько я понимаю, тогда вы рассчитывали только набирать обороты на тренерской стезе, а получился облом…

— Не совсем. Тогда Владимир Пономаренко попросил меня просто помочь ему в Николаеве. Но в клубе не было никакой стабильности, поэтому мы не подписывали никаких контрактов и даже не разговаривали с руководством. Речь шла лишь о временной помощи, и я приехал с целью поработать определенный период.

Но за одну неделю в Николаеве все изменилось настолько, что я сказал Пономаренко: «Вова, спасибо, но я уезжаю». То есть не было ни официальных предложений, ни разговоров о дальнейшей работе, все делалось без особого взгляда в будущее. А после моего расставания с Николаевом оттуда ушел и сам Пономаренко. Эту работу можно воспринимать как случайное приглашение с просьбой о помощи.

— Чем вы тогда занимались, после Николаева и до Черноморца? Были ли конкретные варианты трудоустройства?

— Моя семья живет в Израиле, и все это время я находился рядом с родными. Кое-кому иногда помогал в работе с детьми, а также изучал работу израильских высшелиговых команд. Можно сказать, набирался опыта и продолжал учиться, не теряя времени зря.

— Вас действительно звали в возрождающийся Кривбасс? Или все разговоры на эту тему — только разговоры?

— Честно говоря, по этому поводу я и сам все узнавал из интернета. Тогда мне многие звонили, спрашивали о Кривбассе, но всем отвечал одно: «Ничего не знаю по этому поводу, никакого приглашения не было». Конечно, мне очень хочется, чтобы в Кривом Рогу возродилась команда. Но информация о моей работе там — только слухи.

— В сезоне-2012/13 вы работали тренером молодежной команды Кривбасса. Что интереснее — быть главным в дубле или ассистентом тренера в команде вышки?

— Работу в молодежке Кривбасса я всегда вспоминаю с удовольствием, ведь это была моя первая самостоятельная тренерская деятельность. Но вообще вопрос очень сложный… (призадумался). Наверное, интереснее все-таки в Премьер-лиге. Это высший уровень, здесь другие задачи и требования, новый опыт и новое общение. Также для меня многое значит и ответственность, которая лежит на нас за Черноморец. Поэтому работать даже помощником в первой команде УПЛ — это однозначно интереснее и боле ответственно, чем в дубле.

«Попадание нынешней молодежи в первую команду напоминает лифт — зашел, нажал кнопку и сразу попал на 10-й этаж»

— Какие ваши главные функции в тренерском штабе Александра Бабича?

— Как первый помощник, я участвую непосредственно в подготовке тренировок, а также работаю с теоретическими материалами и статистикой (ТТД и другими данными). Каждый раз перед следующим матчем я занимаюсь сбором информации о сопернике. На тренировках же наблюдаю за всем процессом (перемещения, выполнение упражнение и т.п.), после чего мы садимся и обсуждаем те или иные темы.

— В некоторых матчах было заметно, что иногда вы бегаете по бровке и пытаетесь докричаться до игроков больше, чем Бабич…

— (смеясь) Наверное, это черта моего характера — я весьма эмоциональный человек, и порой мне сложно удержать внутри какие-то слова или желания. Иногда тяжело скрывать стремление выбежать на поле и помочь команде, поэтому порой и веду себя эмоционально на скамейке запасных. Но, наверное, так и должно быть. Главный тренер должен спокойно за всем наблюдать и делать главные выводы, а для такой работы нужен и помощник.

— Сегодня в Черноморце только шесть футболистов старше 23-х, а рубеж в 30 лет перешагнул лишь голкипер Боровик. Почему при создании команды был сделан такой упор на молодость, без привлечения дополнительных опытных игроков?

— Изначально главная наша задача звучала так — растить молодых футболистов. Поэтому что касается обязательного приглашения опытных игроков «под результат», то таких целей не было. Тем более, с изменением ситуации в стране и в футболе привлечь хорошего опытного футболиста не так и просто.

В результате все внимание концентрировалось на выращивании молодежи. И за год есть определенные результаты. Например, Олег Данченко — он вырос, раскрылся и заслужил приглашение в Шахтер. Или взять Артема Филимонова — по многим матчам виден его стабильный прогресс. А еще есть Кабаев, арендованные Калитвинцев и Хобленко — они растут, играют и продолжают прогресс.

— Бывалые болельщики в любые времена любят повторять: «Сейчас молодежь уже не та, что сейчас». Как с этим в Черноморце? Сегодня под вашим крылом ребята не хуже, чем в том же Кривбассе?

— Каждое поколение одесситов любит повторять одни и те же слова: «Рыбы уже нет, раньше рыбы было больше» (смеется). Так же и в этом случае — всегда найдутся те, кто будет критиковать или хвалить молодежь. Но всему свое время и место. Когда-то и Жигули считались классной машиной, но сейчас это авто уже не котируется.

Вот о чем действительно ностальгируют, так это за сильной футбольной иерархией — футбольная школа, дубль и первая команда. Я тоже поддерживаю эту ностальгию. Чтобы попасть в дубль, раньше надо было либо иметь талант, либо родиться счастливчиком, но в любом случае много работать. То есть благодаря своему упорному труду надо было постоянно быть на виду. То же касается и попадания в основу, но в таком случае стоило выглядеть еще сильнее. Если вспомнить дубль Черноморца, на матчах которого я еще мячи подавал, то какие личности там играли: Смотрич, Щербаков, Телесненко, Никифоров и многие другие. И это был дубль! Видя игру тех исполнителей, можно было с ума сойти.

Но сейчас такой иерархии нет, нет ступеньки, где после достижения одного результата надо стремиться к другому. Сейчас появление чемпионата U-19 намного упростило жизнь молодым ребятам, все стало гораздо проще в этой жизни. Получается, как лифт: зашел на первом этаже, нажал кнопку и сразу на 10-й попал. В наше же время этот лифт постоянно застревал между этажами (смеется), и было гораздо сложнее двигать его дальше. Сейчас же все проще — они сели, поехали и сидят на крыше, смотря на море.

— В свое время вы провели за Черноморец-2 более 100 матчей за три года. Сейчас, с позиции тренера, как считаете — насколько максимально может находиться молодой игрок во второй команде или в дубле, ожидая своего шанса?

— Что касается меня, то я попал в дубль еще в 16 лет (в 15 начал тренироваться с молодежной командой, а с получением паспорта в 16 стал полноценно работать с дублирующим составом). Поэтому я был в дубле аж три года, но потом Черноморец-2 развалился, и нам пришлось разъезжаться кто куда. Но примечательно, что мы сразу нашли себе место в серьезных командах. Ведь тогда у нас в молодежке были такие ребята как Юра Селезнев, Николай Мусолитин и другие, поэтому уровень присутствовал — это была показательная работа школы.

«У Данченко со скоростью все в порядке, в отборе работает неплохо, поэтому решились перевести его на фланг защиты. Как видим, получилось неплохо»

— В конце осенней части сезона Черноморец показывал достойную игру, провел полноценные зимние сборы и усилился рядом новичков. Но потом пошли не самые лучшие матчи (Карпаты — 0:0, Заря — 0:4, Александрия — 1:2) с удалениями и скудной результативностью. Что нарушилось в механизме команды и пошло не так после хорошо проведенных зимних сборов?

— На мой взгляд, нас хорошенько подкосила игра с Зарей. Если смотреть исключительно на числа и игровые показатели, то здесь мы явно не уступали сопернику: у нас с Зарей было фактически одинаковое количество быстрых атак, больше стандартов, игра в центре поля… То есть 0:4 — это не тот счет, который должен быть после этого матча.

Если анализировать начало матча и первый тайм, то на это было приятно смотреть — хорошие перемещения, взаимодействия и атаки. К игре фактически не было никаких вопросов. Да, пропущенные Бузруком голы из-за неопытности и каких-то других непонятных дел, сыграли с нами злую шутку. Из Запорожья ребята приехали очень расстроенные, и именно тогда состояние коллектива чуть пошатнулось.

Поэтому матч с Зарей немного подпортил нам ситуацию перед матчем с Александрией. Хотя опять же, если посмотреть на статистические данные игры с александрийцами, то видно — у нас больше владения мячом, выигранных единоборств, скоростных атак, стандартов и ударов. В общем, игра есть. Но определенные факторы и индивидуальные ошибки привели к тому, что мы проиграли некоторые матчи.

— Вы, как бывший защитник, как восприняли один из ключевых моментов матча с Зарей — удаление Азацкого?

— Александр — защитник, и у него сработал инстинкт «защитить ворота». Лично я в том эпизоде не увидел его грехов, Саша уже действовал по ситуации. Тем более, давайте вспомним о Будковском — это уже не мальчик, а опытный форвард, который в том моменте сыграл грамотно и вовремя подставился. Об этом эпизоде стоит сказать, что не защитник сыграл ужасно, а форвард действовал хорошо. Ну и опять же, наш молодой кипер Безрук помог удалиться Азацкому, ведь все началось с ошибки Димы.

— После того матча пришлось поговорить с Безруком в критичных тонах?

— Да, мы с ним серьезно пообщались, и я надеюсь, что он правильно понял наш разговор. Независимо от того, в какой команде и с какими тренерами он будет работать в будущем, Диме надо понимать: у футболиста в жизни прежде всего — футбол. Остальные вещи не должны интересовать игрока больше, чем сам футбол.

Прежде всего, он голкипер футбольного клуба Черноморец. Это надо понять всем нашим нынешним исполнителям: в первую очередь они — футболисты Черноморца, а потом уже Безруки, Данченки, Филимоновы и т.д. Прежде всего, должно быть понимание игры и чести клуба, а потом уже контакты и светская жизнь.

— Что скажите о Матеусе? Довольно своеобразный и немного нетипичный защитник для украинского футбола…

— В целом, он хороший футболист, но пока еще не до конца понимает наши требования, из-за чего испытывает определенные трудности при позиционной игре в обороне. Поэтому делаем скидку на некоторые нюансы. Он приехал в новую страну и новый климат, к чему пока только адаптируется. Поэтому, думаю, здесь надо только время. Мы сделаем определенные коррективы, пообщаемся и поработаем. И тогда уже будем делать какие-то выводы по Матеусу.

— Тем более, в отличие от Сильвио вы сразу бросили Матеуса в бой…

Матеус, instagram.com/jessicamateus/
Матеус, instagram.com/jessicamateus/

— Да, ведь зимой мы вообще оказались без левого защитника. А Матеус приехал к нам на сбор и сразу проявил себя, хорошо отыграв пару матчей и забив два гола. И мы видели, что у парня что-то получается. А потом приехал Сергей Степанович Керницкий и подписал с ним контракт, хотя мы, честно говоря, не спешили говорить о нем утверждающе и хотели еще посмотреть его. Но руководство решило так. В общем, пока я бы не делал каких-то выводов по Матеусу. Данные у него есть, а там посмотрим.

— Как появилась идея перевести на правый фланг обороны Олега Данченко, где он раскрылся по-новому?

— Опять же — из-за травм других исполнителей. Тогда у нас на фланге защиты был Сергей Петько и Саша Калитов. И однажды Петько травмировался, а Калитов не отвечал нашим требованиям, и мы решили попробовать Данченко. У него со скоростью все в порядке, в отборе работает неплохо, поэтому решились на такой шаг. Как видим, получилось неплохо.

— Вы с Александром Бабичем — защитники в прошлом, но при этом нынешний Черноморец исповедует атакующий футбол со схемой 4-2-4. Как так получилось, что выбрали именно такой курс?

— Тяжело сказать. У нас с Сан Санычем есть определенное разделение: он отвечает за атаку, а я — за оборону. Поэтому что касается атакующей части, это больше к нему. Он занимается построением атакующих действий, определяет расстановку, прорабатывает комбинации. В результате так и сформировалась атакующая модель.

«Когда Зотову и Мизину выдали билеты домой, заявил, что не буду переходить в Спартак и вместе с ними вернусь в Украину» 

— Кого из своих бывших тренеров чаще всего приводите в пример, когда работаете с ребятами?

— Во-первых, это Геннадий Владимирович Литовченко и Сергей Геннадиевич Башкиров, с которым я работал в Кривбассе. Эти люди постоянно были с нами каждый день, жили вместе с футболистами на базе, общались и оказывали нужную поддержку. Такими тренера тоже должны быть. Также очень ценным был и мой спартаковский опыт под руководством Олега Романцева, который каждого буквально брал за ухо, водил по полю и рассказывал, как и куда бежать.

Довольно интересным был период карьеры в Чехии, в пражской Славии. Что мне там понравилось, так это дисциплина. Именно порядок и игровая дисциплина позволяли той команде добиваться результата. Подобного уровня я раньше не видел. Но это и не удивительно, ведь там уже совсем другая ментальность. В Чехии лучше не только дисциплина, но и интенсивность игры, и исполнение тренерских заготовок. Когда я играл в Славии, меня хоть ночью разбуди, а я бы рассказал все заготовки и кто куда должен бежать.

— Игра в какой команде сформировала вас именно как тренера?

— Наверное, здесь стоит вспомнить довольно продолжительный период в Кривбассе, а также работу в Металлисте времен тренерства Литовченко. Но, опять же, у каждого тренера было по-разному, поэтому везде почерпнул что-то свое. У Литовченко была одна тактика, у Романцева — другая, у Морозова — третья. Литовченко и Романцев со своим тренировочным процессом сыграли большую роль в становлении многих игроков, когда буквально брали за руку футболиста и водили его по полю.

Также нельзя не вспомнить и Бердыева. К нему люди попадали, как в начальную школу — там все начиналось с самых азов по принципу «забудьте все, что вы знали раньше». То есть брались линеечки и веревочки, с помощью которых футболистам все разжевывалось на поле. В общем, голова была квадратной от общего потока информации и рабочего процесса.

— Романцев в Спартаке — это отдельная страница вашей карьеры, которая стоит особняком?

— Думаю, для любого футболиста Спартака выступления в этой команде — отдельная страница. Для меня же примечательно, что, перейдя в Москву из Кривбасса, я сразу попал в Лигу чемпионов. Первый матч ЛЧ у нас был против Баварии, и я впервые увидел вживую такие масштабные личности, как Мехмет Шолль и Карстен Янкер. Можете себе представить, что такое попасть из Кривбасса в такую атмосферу?

— После работы с Романцевым ассоциации с Роберто Карлосом уже не покидают вас?

— Да, это уже как заезженная пленка, которая теперь тянется за мной всю жизнь. Когда речь заходит о Роберто Карлосе, то многие сразу смотрят на меня и улыбаются… Действительно, это уже как ассоциация. 

— В итоге вы так и не встретились с Карлосом на поле в противостоянии на одном фланге?

— Да, анонсированного Романцевым противостояния так и не произошло, в матче с Реалом я остался вне игры. В том сезоне ранее я участвовал в Кубке УЕФА с Кривбассом, и по регламенту мне уже нельзя было выступать в еврокубках за другую команду. Поэтому не сложилось встретиться с Реалом, а Роберто Карлос отскочил (смеется).

— Что еще помнится из периода в Спартаке?

— Если брать саму игру и тренировочный процесс, то случалось многое, уже и не упомнишь всего. Но сейчас мне почему-то вспомнился эпизод, который случился во время переезда в Москву.

Александр Грановский (справа), sport-express.ru
Александр Грановский (справа), sport-express.ru

В Спартак тогда звали не одного меня, а еще троих украинцев — Сашу Зотова, Сережу Мизина и Антона Монахова. В общем, мы прошли со Спартаком сбор, и Вячеслав Грозный (тогда помощник Романцева. — прим. М.С.) уверял нас в том, что все хорошо и нас берут в команду. Ну, мы уже успокоились и обрадовались, что в таком звездном клубе будет легче закрепиться вместе. Но прилетаем мы со сборов в Москву, и прямо в аэропорту Мизину и Зотову сходу вручают билеты домой. Мол, ребята, спасибо за работу… А мне и Монахову говорят ехать на базу.

Но я, приехавший вместе с ребятами и привыкший отвечать за своих друзей, сразу «дал поворот» представителям Спартака: «Нет-нет, на базу я не еду, а лечу вместе с ребятами». В итоге мы все четверо таки отправились на базу москвичей, а утром Мизина и Зотова уже ждал рейс в Украину. Вместе с ними тогда улетел и я.

Конечно, телефон разрывался от звонков из Москвы и Кривбасса. Но у меня тогда была одна аргументация: «Так не пойдет — сначала обещают одно, а на деле получается другое». Тем более, на тот момент у меня еще оставался действующий контракт с Кривбассом, и я серьезно намеревался вернуться в Кривой Рог… В общем, звонки и разговоры были самые разные, но я упирался до последнего. Правда, когда мы прилетели в Украину, меня никто не трогал, а уже на следующий день я остыл, и меня таки переубедили поехать в Спартак. Но тогда ситуация вышла не самая лучшая, и были даже такие перипетии.

— Позже разговаривали об этом с Романцевым или Грозным?

— Олег Иванович же, по большому счету, не общается с футболистами. Он больше смотрит со стороны, наблюдает и делает свои выводы. Да, на тренировке он полноценно работает и подсказывает игрокам. А вот общение вне рабочего процесса, так это уже было за Грозным — Викторович был везде и старался все схватывать, что и где происходит.

— Сейчас много разговоров вокруг игроков, уезжающих играть в Россию. Какие у вас мысли об этом?

— Конечно, ситуация непростая, но все-таки я бы не стал проводить четкие параллели между политикой и спортом. В некоторой мере можно понять тех футболистов, ведь футбольная жизнь очень коротка, и за этот период хочется как поиграть и сделать себе имя, так и заработать средств на послефутбольную жизнь. Поэтому в данном плане можно понять Селезнева или кого-то другого. Если тот или иной игрок хочет играть на более высоком уровне или просто в другой команде, как ему можно запретить это делать?

Что же касается нынешних отношений Украины и России в общем, то я бы не стал вмешивать сюда футбол, ведь он в данном случае совсем ни при чем. Да, если рассматривать дела на уровне сборных — это понятно. Но клубный футбол — это другое, и мне сложно осуждать людей за желание играть в том или ином клубе. Также никто не знает, как жизнь повернется раньше, и какие будут отношения между странами и клубами. Поэтому нет смысла сейчас «рубить с плеча» и делать из этих людей изгнанников.

«В Славии реально было здорово. Единственно, что потом вмешалось и помешало — это вопросы финансового характера. Говоря по-нашему, футболистов стали дурить»

— За сборную Украины у вас только 3 матча. Что помешало закрепиться в национальной команде и стабильно получать приглашение?

— Я вызывался во время отборочного цикла к ЧМ-2002, но это золотое время киевского Динамо, и выдержать конкуренцию с динамовцами в сборной было неимоверно тяжело. Тогда в защите бело-синих играли Дмитрулин, Головко, Ващук, Лужный — из-за спин таких людей было фактически нереально попасть в основной состав.

Но на каждый матч весенней части я исправно вызывался, работал с командой, тренировался и был готов играть. Ну а тому, что не выходил на поле, были свои причины. Значит, тогда был слабее других.

— Тем не менее вы всегда стремились приехать в сборную при любых условиях?

— Да, в то время я не мог долго находиться вдалеке от Одессы. Мне надо было, чтобы Одесса находилась в поле зрения в радиусе 500 км (смеется). Так сразу прыгнул в машину и без проблем быстро добрался домой. Переехать на дальнее расстояние для меня было очень сложно. И когда я оказался в Москве, то вызов в сборную и приезд в Киев являлся для меня глотком свежего воздуха. Бывало и такое, что я летел прямо в Одессу, а уже оттуда потом на машине друзья быстро доставляли меня в Киев на первый день сбора национальной команды.

— Может быть, именно из-за этого (неразлучности с домом) вы не смогли заявить о себе за границей?

— Да, только из-за этого. По сути, одна из причин расставания со Спартаком — желание быть ближе к дому. Спартак сам по себе очень сложная команда, в плане отношения между футболистами и своего статуса. И мне переезд в такой клуб, вдалеке от дома и после периода в Кривбассе, дался сложно. Но когда я сказал, что хочу вернуться в Украину, Романцев был против. Мне сразу предложили вариант с арендой в Зенит или Ростов, лишь бы я не уезжал. И когда Олег Иванович уже осознал, что я все равно уеду, сразу отпустил меня. Конечно, со временем я понял, что то решение было не совсем правильным. Но что сделано, то сделано. 

— А как же вы в 2006-м решились рвануть в чешскую Славию?

— Этот вариант мне предложил один товарищ – мол, «хочешь попробовать?» И я как-то без проблем согласился, ведь было желание немного и жизни в Европе повидать (все-таки такой город как Прага…). В итоге я приехал в Чехию, провел за них два матча, и клуб согласился подписать со мной контракт.

Но в Чехию я прилетел вообще без вещей (со мной была только спортивная экипировка и условные джинсы-рубашка). После того, как контракт был оформлен, говорю: «Мне нужно съездить домой и взять вещи». А мне отвечают: «Нет, у нас через неделю важная игра, мы тебя не отпускаем». В итоге мне сразу дали жилье, машину и клубную экипировку с напутствием настраиваться на работу и готовиться к игре. Так что пришлось мириться, а вещи жена потом автобусом прислала (смеется). 

— Каким запомнился период карьеры в Праге?

— В Славии реально было здорово. Единственно, что потом вмешалось и помешало — это вопросы финансового характера. Обещали одно, а получалось другое. В итоге начались какие-то непонятные вещи, и, говоря по-нашему, футболистов стали дурить. А в это время у меня родился ребенок, и, сопоставив все факторы, я решил — это не для меня. Так и уехал обратно. 

— К слову, один из ваших трех матчей за сборную — на зимнем товарищеском турнире против Кипра, с которым Украина играла и недавно…

— Сама игра не была особенной, но матч вышел очень непростым, с пенальти и дополнительным временем. А также с отвратительным судейством. Ранее я и представить не мог, что на уровне сборных арбитры могут так чудить. Я хорошо помню, как покойный Валерий Васильевич Лобановский старался избежать наших удалений и в раздевалке говорил прямо: «Имейте ввиду, кто получит красную карточку — сразу сдает экипировку, и больше его в команде нет».

В общем, я был в шоке от подобного судейства и от таких раскладов. Но тот матч отыграл целиком, включая дополнительное время. И когда после 90-та минут мы лежали на бровке и отдыхали, Валерий Васильевич подошел ко мне и своим знаменитым голосом спросил: «Как дела, молодой?» Я без промедления ответил, что все в порядке, после чего получил краткое напутствие: «Давай-давай». Тогда это «давай-давай» подействовало на меня очень сильно, и на такой установке я мог отбегать еще три игры (смеется).

«Сейчас у меня уже нет привязки к Одессе, поэтому буду готов рассматривать самые разные варианты» 

— Как у вас с футбольным образованием? Уже нацеливаетесь на PRO-диплом?

— Конечно, учиться всегда нужно и никогда не поздно. Даже сейчас, без PRO-диплома, я постоянно в поиске новой информации и каких-то инноваций. Приходится работать и так, потому что многие наши материалы уже устарели, они выданы еще в 80-х годах прошлого века. Поэтому я много общаюсь со своими знакомыми за границей и в странах СНГ, стараясь постоянно отыскивать современные материалы. Ведь сейчас все движется вперед даже не по дням и часам, а по минутам! Прогресс идет неимоверно быстро, и за ним надо успевать.

А что касается непосредственно PRO-диплома, то при получении мною диплома категории А наш куратор Сергей Юрьевич Морозов сказал такую фразу: «Можно даже с диплом PRO сидеть без работы, а можно и успешно работать без него». То есть сам диплом — это «корочка» и новые знания, но более важно проявлять себя на практике.

Александр Грановский, football.sport.ua
Александр Грановский, football.sport.ua

— Реализовать себя самостоятельно пока не возникает желания?

— Не буду скрывать, это одна из моих целей. Ведь плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Тем более, я уже немного попробовал самостоятельную работу в дубле Кривбасса, поэтому хотелось бы и так поработать, воплощая какие-то свои идеи. 

— Но опять же, недалеко от Одессы?

— (улыбается) Увы, но здесь уже другая история. Моей семье пришлось переселиться за границу, поэтому сейчас привязка к Одессе уже не имеет для меня огромного значения. Со временем я свыкся с этим, с годами пересмотрел свое мировоззрение, разделяя какие-то моменты из юности-молодости и взрослой жизни.

— А если появится вариант где-то за границей, например, хотя бы в Молдове, будете морально готовы?

— К такому предложению надо быть всегда готовым. Думаю, каждый человек в любой момент готов ответить на заинтересованность в своей персоне. Как по мне, я буду не просто морально готов, но и подкован в других аспектах (имея накопленные материалы и опыт работы с такими тренерами как Литовченко, Морозов, Таран, Бердыев, Грозный и Романцев). Ведь в последние годы карьеры игрока я не просто играл в футбол, а и потихоньку готовился к тренерской работе, так как понимал — это мое. Поэтому в последние годы игры я начал вести свои конспекты, возрождал данные по памяти, собирал информацию у других ребят. В общем, начинаем не с пустыми руками, но с пониманием, что надо еще учиться и учиться.

— Сейчас, будучи тренером Черноморца, как бы обратились к одесским любителям футбола?

— Я бы пожелал болельщикам только одного — приходить на трибуны не ради футболистов, тренеров или самого стадиона, а ради эмблемы Черноморца. Мы знаем, что в Одессе есть свой клуб, который переживает тяжелый переходной период. Но рано или поздно он поднимется, и нынешние пацаны заиграют в футбол (в чем я даже не сомневаюсь).

Да, сегодня им многого не хватает, в том числе определенного каркаса (бывалых и матерых бойцов и ветеранов), вокруг которого часто формируется команда. У нынешних ребят нет этого каркаса, они сами его формируют. Поэтому нынешний молодой Черноморец в первую очередь надо просто поддерживать при любых раскладах — эмоциями, криками, флагами и транспарантами, что делают наши фанаты (за что им огромное спасибо). Само собой, можно критиковать. Критиковать даже нужно, но вместе с этим надо и прийти на стадион, чтобы поддержать футболистов. Тогда будет и взаимосвязь, и отдача, и более легкий путь к хорошим результатам.

Максим Сухенко.

https://sportarena.com/

Последнее изменение Суббота, 11 Март 2017 07:06

Поиск

Login Form